В категории: Новости

Версия для печати Версия для печати

СЛОВО ПАСТЫРЯ

Храм Божий в жизни христианина играет особую роль. Об этом знают и зримым образом представляют в особенности те, кто оказался вдали от своего родного очага, от родного дома. Кто искал и обрел эти дальние дали, манившие своей экзотикой, хваленой свободой, совершенно иным укладом так называемой «сладкой жизни», устроенным бытом. Вдохнув полной грудью это «сладкое слово свобода», наши соотечественники понемногу начинают искать дорогу к Храму.

Этот поиск, в конечном счете, оборачивается поиском смысла своего существования, обретения своего жизненного маяка, своей надежной опоры. Я думаю, что перед каждым рано или поздно встают вопросы: как же начать жить полнокровной церковной жизнью, как оставаться христианином до конца, как достичь полноты христианского совершенства, как нам жить, чтобы исполнить Божий замысел о себе, как жить плодотворной, осмысленно-глубокой, творческой жизнью духа, мысли и сердца.
Христианство началось с малочисленной вначале даже робкой группы последователей Иисуса — двенадцати апостолов, семидесяти учеников и вскоре появившихся вокруг них нескольких тысяч верующих последователей. Они горели желанием поделиться великой радостью о Христе Воскресшем, а, следовательно, и новой жизнью, которая родилась в их душах и пронести эту радостную весть по всему лицу земли. Это было повеление Господа по Своем воскресении — идти и научить все народы, поделиться со всеми правдой и истиной, которую они обрели.

Проходя города и веси, апостолы созидали общины верующих, рукополагали епископов и пресвитеров. Постепенно стали появляться храмы Божии, где собирались христиане и творили общую молитву, а по воскресным дням, по завету Спасителя, совершали Вечерню Любви, приобщаясь Тела и Крови Христовой, обретая через то неземную радость. Постепенно начинало формироваться церковное благочестие, а с ним — совершенно новое отношение к церкви и церковным службам. Храм становится с этого времени домом общественной молитвы, куда собираются верующие, где они духовно образовываются и где многое им открывается. В храме хорошо, молитва в нем легкая и сладостная и время уже как-то не существует, уставшее тело не замечаешь, оно тебе не мешает. Молиться легко, когда вдруг ощущаешь Бога.

Но молитва рождается, порой, и по другому поводу. Как страшное осознание своего сиротства, одиночества, тоски по Богу, когда человек начинает прорываться к Богу, не замечая ни времени, ни усталости, охваченный смертельным ужасом. На этих полюсах построены наши богослужения, которые создавались святыми творческими людьми, как и все мы колебавшимися в своих исканиях то от охватившего их ужаса своей греховности и ничтожества, то от величия своего христианского призвания и богатства.

Храм буквально восхищает и притягивает человека своим неземным устройством, а богослужения — молитвой и благолепием, ощущением неотмирности происходящего. В храме можно подолгу находиться и вне богослужений, питать свою душу. Один приходской священник как-то заметил, что его прихожанин часами сидит в церкви; не крестится и даже губы у него не двигаются. Просто сидит. На вопрос священника, что он часами делает в церкви, тот ответил: «Я на Него гляжу, Он — на меня, и нам так хорошо друг с другом…»

Очень сильно развито в нашей церкви народное церковное благочестие. Я вспоминаю трудные атеистические советские времена, когда было мало церквей, а посещение богослужений было сопряжено с определенными трудностями. Вспоминаю длинные великопостные службы и благоговейное стояние на них наших бабушек  —  «белых платочков», как ласково называл их патриарх Пимен. Одним из них периодически становилось худо, другие просто падали от немощи и недугов, но, оправившись, через какое-то время вставали. Зато какая одухотворенность и радость была запечатлена на их лицах, каким неземным светом они светились! Удивляюсь откуда брались у этих бабулек силы, когда они шли в храм, на встречу с Господом, проходя зачастую десятки километров босиком, бережно неся свою обувку, чтобы на паперти торжественно одеть ее и предстать пред Господом во всей своей человеческой опрятности.

Всегда бывает радостно и как-то по-особому  уютно, когда в стране, где ты живешь, существует приход нашей родной Русской Православной Церкви; звучит наш родной церковно-славянский язык и действует  тот же, что и в России церковный календарь. И не так уж и важно совершается богослужение в храме, молитвенном доме или в помещении, приспособленном для этого. Ты ощущаешь себя на Родине, в России, чувствуешь настоящий особенно-крепкий духовный фундамент, на котором ты стоишь, и ничего тебе не страшно — ни бури, ни вьюги, ни землетрясения.