В категории: Новости

Версия для печати Версия для печати

Православная Исландия

Священник Эндрю Филипс
Перевод с английского Тиграна Вартаняна

Мало кому известен тот факт, что Исландия — единственная в мире страна, которая была необитаемой, пока ее не открыли православные монахи и не обосновались там. Ибо первыми обитателями Исландии были ирландские отшельники, впервые прибывшие туда где-то во второй половине восьмого века. Как это происходило?Впервые Православие было принесено в Ирландию из монастырей южного Уэльса. валлийское монашеское движение, в свою очередь, уходит корнями в Галлию, а туда было принесено из Египта и Палестины. Однако у ирландского монашеского движения были свои особенности, поскольку в его основе лежало не только удаление от мира, но также и покаянное скитание.

Таким образом, ирландские монахи путешествовали по всем известным и неизвестным уголкам мира. Они жили на недоступных скалах у ирландского побережья и совершали длительные путешествия к одиноким островам Северной Атлантики, плывя на простых лодках, сделанных из кожи, натянутой на деревянный каркас, так называемых кураках или кораклах. Самый знаменитый пример — это, конечно, св. Брендан, прозванный «Путешественник». На примитивных, но пригодных для мореплавания суднах они совершали путешествия к Гебридским и к Оркнейским островам, затем плыли в Шетландским островам, к Фарерам, в Исландию, и, в конце концов, возможно, даже к Гренландии и Винландии (Северной Америке). Ареал их путешествий можно представить, обратив внимание на то, что на этих атлантических островах встречаются топонимы со словом «Пап», и что в отдельных случаях они оставили после себя следы проживания в пещерах и жилищах-кельях. В Скандинавии отшельника такого типа называли «papi», по-ирландски «pap», «pupa», от греческого «πάππας», что значит «отец». От Гебридов на юге до Исландии на севере можно найти целый ряд топонимов, которые включают в себя это слово. Очень часто такие имена принадлежат маленьким островкам, недоступным местам, удаленным от постоянных маршрутов: Паббей на Внешних Гебридах, Папа Вестрей, один из самых отдаленных и одиноких Оркнейских островов, Папа Стур в Шетландии и Папей у Альтафьёрдра, на восточном побережье Исландии, остров с обрывистыми утесами, к которому сложно пристать. Этот последний как раз представляет собой типичный пример места, куда направлялись ирландские монахи. Другие имена в Исландии также носят свидетельства о наличии их изолированных жилищ, обычно в пещерах или расщелинах скал.

Упоминания об этих анахоретах встречаются в исландских хрониках Ислендингабок и Ланднамабок. В них говорится, что когда скандинавы впервые высадились в Исландии, они обнаружили христиан, «которых скандинавы называли «papar», но они ушли, потому что не хотели оставаться среди язычников». Далее говорится, что они «оставили после себя ирландские книги и колокольчики; из чего можно заключить, что это были ирландцы».

Но самое раннее упоминание о них относится приблизительно к 825 году, когда ирландский монах Дикуил, живший в то время во Франции, написал книгу «De mensura orbis terrae». В ней, упоминая об островах к северу от Шотландии и местоположении страны Туле, он сообщает о присутствии ирландских монахов в Исландии. За тридцать лет до того, в 795 году, когда Дикуил, вероятно, был еще в Ирландии, монахи поведали ему о своих путешествиях на дальний север. Отшельники рассказали об острове на севере Атлантики. Они сказали ему, что жили на острове, начиная с конца января до конца июля, и что летние ночи там — замечательно светлые; солнце заходит, но как будто лишь прячется за холм — остается так светло, что можно видеть и работать как при ясном дне. Можно предположить, – продолжает Дикуил, – что если на этом острове подняться на самую высокую гору, то можно будет увидеть, что солнце совсем не исчезает. Монахи также рассказывали, что вокруг этой страны — открытое море, но к северу от острова, на расстоянии дневного плавания, они встретили море замерзшее. Это самое раннее упоминание об Исландии, и оно подтверждает то, что сообщают нам позднейшие исландские письменные источники о поселившихся там ирландских пустынниках.

Встречаются также другие довольно ранние свидетельства присутствия христиан в Исландии. Ряд первых скандинавских колонистов прибыли туда из скандинавских областей Ирландии и Гебридских островов, и некоторые из них были наставлены в христианской вере, которую исповедовало кельтское население. Одним из них был Хельги Худой, прародитель всех наиболее выдающихся фамилий в Эйафьёрдре и окрестностях, который назвал свою усадьбу Христианской — «Eyjafjordr Kristnes».

Еще один — человек по имени Орлигр Храппссон. Согласно рассказу в Ланднамабок, он был норвежецем, которого воспитал ирландский епископ на Гебридах. Когда он решил отправиться в Исландию, епископ дал ему освященную землю, железный колокольчик, молитвенник и другие вещи, и описал место, на котором ему следовало построить свое хозяйство и церковь, посвященную святому  Колумбе. Орлигр сбился с пути и сначала пристал в Вестфирбире. Оттуда он поплыл на юг, и в Кьяларнесе, у горы Эсйа, он нашел место, которое искал. Там он построил себе дом и церковь, посвященную св. Колумбе в соответствии с данными ему указаниями. В тексте говорится, что Орлигр и его родня особенно почитали св. Колумбу, а в более поздней традиции добавлялось, что сокровища из его первой церкви, колокольчик и книга, все еще существовали в XIII столетии.

Еще один современник эпохи отшельников, Асольфр Альскик, кажется, пытался ввести в Исландии ирландское христианство. К сожалению, рассказ о нем в Ланднамабоке не вполне отчетлив. Судя по всему, это был тихий, миролюбивый человек, из тех, кто скорее уступит, чем будет бороться. В конце концов, он обосновался в Акранесе и закончил свои дни отшельником, окруженный заботой своего друга-христианина.

Больше деталей касательно этих первых христиан в Исландии можно найти в литературных источниках. В заключении можно сказать, что эти отшельники, должно быть, пользовались влиянием в некоторых областях страны, особенно на юге страны и к северу от Рейкьявика. Однако их веры было недостаточно, чтобы противостоять организованным языческим культам и связанному с ними общественному порядку. Только в 999 году под влиянием норвежского короля Олафа Триггвасона, в Исландии официально было принято христианство. Король Олаф, воспитанный в России, был крещен на островах Силли у побережья Корнуолла и конфирмирован в 994 или 995 г. в Андовере, в южной Англии, будущим святым Альфеге, настаивавшем, чтобы все его люди приняли христианство. И вот, в июне 999 г. «через сто тридцать лет после убийства Эдмунда», Алтинг — исландское всенародное собрание — рассмотрело и официально приняло требование скандинавского короля.

Так что, к славе Исландии, это — единственная в мире страна, первыми обитателями которой были православные монахи. Но трагедия Исландии состояла в том, что она официально пришла к православной вере только в начале второго тысячелетия, как раз тогда, когда вера в Западной Европе стала менять направление и иссякать. Однако сегодня, в начале третьего тысячелетия, Православная Церковь вновь появилась в Рейкьявике. Еще предстоит увидеть, смогут ли исландцы приглядеться к Православию русских эмигрантов и найти в нем тот же дух, который приводил в восторг первых поселенцев Исландии первого тысячелетия — ирландских монахов. Дух св. Колумбана и св. Серафима — это, в действительности, один дух. Если исландцы все-таки придут к пониманию этого, тогда они найдут свои православные корни и, тем самым, найдут путь к духовному обновлению.

Святые Колумба и Серафим, молите Бога за исландский народ!